Новая экономическая политика (НЭП)

Новая экономическая политика (НЭП)

Данный вопрос изучен достаточно широко как в советской, так и в современной российской историографии.

Однако в советской исторической литературе данный вопрос подается тенденциозно, оправдывая НЭП как необходимую уступку при переходе от капитализма к социализму. Самый объективный анализ данного явления, на наш взгляд, дан в работе В.И. Зоркальцева и З.В. Солониной «Изменения в российской экономике за период 1916–1926 гг. и кризис 1990-х гг», опубликованный в экономической сборнике «Байкал.

Третье тысячелетие». Данная работа провела прямые аналогии между НЭПом и экономическим кризисом, поразившим Россию в начале 1990-х гг. и последствия которого мы переживаем до сих пор.

Представление об отношении российских историков к НЭПу дают и материалы «круглого стола», посвященного 80-летию НЭПа, которые были опубликованы в журнале «Проблемы теории и практики управления». Ну и достаточно широко данный вопрос отражен в исторических учебниках и учебных пособиях. Глава 1. Причины и предпосылки перехода к НЭПу С окончанием гражданской войны политика «военного коммунизма» зашла в тупик. Не удалось преодолеть разруху, порожденную 4 годами участия России в первой мировой войне и усугубленную 3 годами Гражданской войны.

Исчезла угроза реставрации дореволюционных аграрных отношений, поэтому крестьянство больше не хотело мириться с политикой продразверстки [1] . В стране не существовало организованной налоговой, финансовой системы.

Произошло резкое падение производительности труда и реальной зарплаты рабочих (даже при учете не только денежной ее части, но и снабжения по твердым ценам и бесплатных выдач). Крестьяне были вынуждены все излишки, а чаще всего и часть самого необходимого, сдавать государству без всякого эквивалента, т.к. промышленных товаров почти не было.

Продукты изымались принудительно. Из-за этого в стране начались массовые выступления крестьян. С августа 1920 г. в Тамбовской, Воронежской губерниях продолжался «кулацкий» мятеж, возглавляемый эсером А. С. Антоновым; большое число крестьянских формирований действовало на Украине (петлюровцы, махновцы и др.); повстанческие очаги возникли в Среднем Поволжье, на Дону и Кубани.

Западносибирские «мятежники», возглавляемые эсерами и бывшими офицерами, в феврале–марте 1921 г. создали вооруженные формирования в несколько тысяч человек, захватили почти полностью территорию Тюменской губернии, города Петропавловск, Кокчетав и др., прервав железнодорожное сообщение между Сибирью и центром страны на три недели. От продразверстки уклонялись путем сокрытия зерна, перевода зерна в самогон и другими способами. У мелкотоварного сельского хозяйства не было стимула сохранять производство на имеющемся уровне, тем более расширять.

Недостаток тяги, рабочей силы, изношенность инвентаря приводили к сокращению производства.

Абсолютное количество сельского населения с 1913 по 1920 г. почти не изменилось, но процент трудоспособных в связи с мобилизациями и результатами войны заметно понизился с 45 % примерно до 36 %. Площадь запашек сократилась за 1913 - 1916 г.г. на 7 %, а за 1916-1920 г.г. – на 20,3 % [2] . Производство ограничивалось лишь собственными потребностями, стремлением обеспечить себя всем необходимым. В Средней Азии практически прекратилось выращивание хлопка, вместо этого стали сеять хлеб. На Украине резко сократились посевы сахарной свеклы. Это привело к снижению товарности и производительности сельского хозяйства, т.к. свекла и хлопок – высокотоварные культуры.

Сельское хозяйство становилось натуральным.

Необходимо было в первую очередь экономически заинтересовать крестьянство в восстановлении хозяйства, расширении производства. Для этого было нужно ограничить его обязательства государству определенными рамками и предоставить право свободно распоряжаться остальной продукцией. Обмен сельскохозяйственной продукции на промышленные товары первой необходимости должен был укрепить связи между городом и деревней, способствовать развертыванию легкой промышленности. На базе этого затем можно было создать накопления, организовать финансовое хозяйство, чтобы затем поднимать тяжелую промышленность. Для осуществления этого плана была необходима свобода оборота и торговли. Эти цели преследовала резолюция Х съезда РКП (б) и Декрет ВЦИК от 21 марта 1921 г. «О замене продовольственной и сырьевой разверстки натуральным налогом» [3] . Он ограничивал натуральные обязательства крестьянства строго установленными нормами и допускал реализацию сельскохозяйственных излишков в порядке товарообмена на местных рынках. Это позволяло возобновить местный оборот и продуктообмен, а также в узких пределах частную торговлю. В дальнейшем очень быстро возникла необходимость в восстановлении полной свободы товарооборота по всей территории страны, причем не в виде натурального продуктообмена, а в виде денежной торговли. В течение 1921 года стихийно ломались и отменялись законом препятствия и ограничения для развития торговли.

Торговля разворачивалась все шире, являясь в этот период основным рычагом восстановления народного хозяйства. Позже государство из-за ограниченности средств отказалось от непосредственного управления мелкими и частично средними промышленными предприятиями. Они передавались в ведение местных органов или сдавались в аренду частным лицам.

Небольшая часть предприятий была сдана иностранному капиталу в форме концессий.

Государственный сектор составили крупные и средние предприятия, образовавшие ядро социалистической промышленности.

Наряду с этим государство отказалось от централизованного снабжения и сбыта продукции, предоставив предприятиям право прибегать к услугам рынка для закупки необходимых материалов и для реализации продукции. В деятельность предприятий стали активно внедряться начала хозрасчета.

Народное хозяйство из строго регламентировавшегося хозяйства натурального типа периода «военного коммунизма» постепенно переходило на путь товарно-денежной экономики. В нем наряду со значительным сектором госпредприятий появились и предприятия частнокапиталистического и госкапиталистического типа.

Декрет о продналоге был началом ликвидации методов хозяйствования «военного коммунизма» и поворотным пунктом к Новой экономической политике.

Развитие идей, лежащих в основе данного декрета и явилось основой НЭПа.

Однако переход к НЭПу не рассматривался как восстановление капитализма.

Полагалось, что, укрепившись на основных позициях, Советское государство в дальнейшем сможет расширить социалистический сектор, вытеснив капиталистические элементы.

Важным моментом в переходе от прямого продуктообмена к денежному хозяйству был декрет от 5 августа 1921 г. о восстановлении обязательного взимания платы за товары, отпускаемые государственными органами частным лицам и организациям, в т.ч. кооперативным.

Впервые стали формироваться оптовые цены, которые до этого отсутствовали из-за планового снабжения предприятий.

Установлением оптовых, розничных, заготовительных цен и начислениями на цены монопольных товаров занимался Комитет цен. Таким образом, вплоть до 1921 г. экономическая и политическая жизнь страны проходила в соответствии с политикой «военного коммунизма», политикой полного отказа от частной собственности, рыночных отношений, абсолютного контроля и управления со стороны государства.

Управление было централизовано, предприятия и учреждения на местах не имели никакой самостоятельности. Но все эти кардинальные изменения в экономике страны были введены стихийно, не были спланированы и жизнеспособны. Такая жесткая политика лишь усугубляла разруху в стране. Это было время топливных, транспортных и других кризисов, падения промышленности и сельского хозяйства, нехватки хлеба и карточного распределения продуктов. В стране был хаос, постоянно происходили стачки и манифестации. В 1918 г. в стране было введено военное положение. Для выхода из создавшегося в стране после войн и революций бедственного положения необходимо было произвести кардинальные социально-экономические изменения. Глава 2. Сущность НЭПа Главной отличительной чертой НЭПа была двухсекторная экономика. Она включала в себя государственный и частный сектора, которые активно сотрудничали, дополняли друг друга. В первый сектор входили монопольная госпромышленность, монопольная госторговля, система кредитования с Госбанком во главе. Ко второму сектору относились частное (кустарное, ремесельное) производство, частная торговля, коммерческие банки. Также широко развивалась кооперация - производственная, потребительская, торговая, сельскохозяйственная; было развито кооперативное кредитование сельского хозяйства, возглавляемое Всекобанком.

Кооперативная, государственная и частная составляющие экономики одновременно и конкурировали, и сотрудничали между собой. В сельском хозяйстве одновременно уживались социалистические элементы и аренда, наемный труд.

Сельскохозяйственная продукция частично изымалась государством в виде продналога и продразверстки, а частично реализовывалась на вольном рынке самими крестьянами.

Период НЭПа характерен своей многоукладностью.

Наряду с социалистическими элементами существовало мелкотоварное хозяйство и капиталистические отношения.

Причем сам период был неоднороден по соотношению этих элементов в разные отрезки времени. В 1921/22 году в розничном обороте участвовал практически исключительно частный сектор. В 1922/23 и 1923/24 гг. он также занимал преобладающее положение. В дальнейшем его стали постепенно вытеснять государственная и кооперативная производство и торговля. Все предприятия переходили на хозрасчет [4] . С осени 1921-го года (тогда еще был период застоя госпромышленности) происходило быстрое накопление частного капитала, т.к. первое время для него были хорошие условия кредитования, свобода от налогов.

Активно развивались и частная торговля, и частная промышленность, кустарное производство.

Продукция частной промышленности была гораздо дешевле и доступнее, чем государственная. Для кустарей не было расширенного кредитования, как для госпромышленности, и поэтому они не могли придерживать товары, а были вынуждены их быстро оборачивать.

Поэтому их цены приспосабливались к рыночной конъюнктуре. В силу этого у частной промышленности был очень широкий рынок сбыта, особенно в деревне. По данным 1922/23 года, товарное потребление горожанина было почти в 6 раз больше товарного потребления крестьянина: на душу городского потребителя приходилось 40 рублей, на душу деревенского - 7 рублей [5] . Т.к. у крестьян была ничтожная покупательная способность, они не имели возможности покупать недоступно дорогие государственные промышленные товары.

Поэтому в деревне было распространено домашнее ткачество, обувные ремесла.

Кустари обеспечивали деревенское население товарами первой необходимости, удовлетворяли широкий низовой спрос на товары народного потребления.

Частная промышленность уменьшала безработицу, трудоустраивая рабочих, и увеличивала их квалификацию. Из государственных полуфабрикатов кустари изготовляли готовую продукцию, завершая производственный процесс. Таким образом, кустарное производство дополняло крупную промышленность. В городской жизни 1920-х годов следует оживление и рост слоя мелких и средних предпринимателей — нэпманов, владельцев торговых заведений, мастерских, булочных, кафе, ресторанов и пр.

Положение этой группы населения было незавидным. В сущности она находилась в постоянном враждебном окружении; официальная политика по отношению к нэпманам колебалась от вынужденного признания до периодически проводимых гонений и налетов, бюрократического произвола. «Новые капиталисты» были полностью лишены политических прав.

Подобная обстановка создавала у нэпманов ощущение зыбкости, временности, неустойчивости происходящего. В соответствии с этим складывался их стиль жизни: «пропадать — так с музыкой!», беспрерывные кутежи, рвачество, готовность идти в обход закона. Все эти явления известны по источникам и литературе как «гримасы» или «угар» нэпа. В российской деревне 1920-х годов наметились н e которые позитивные сдвиги.

Сказывалась еще инерция столыпинской реформы, чаще стало происходить выселение хозяев на хутора, продолжалось размывание общинных устоев; крестьяне поговаривали о переходе к интенсивным формам хозяйства, к многополью.

Однако эти изменения были очень малозаметными.

Деревня унаследовала значительную часть оставшихся от прошлого противоречий.

Осуществляемый после революции «черный передел» не приносил желаемых результатов. Дело, стало быть, заключалось не только в количестве земли, предоставленной в пользование, а в целом ряде причин социально-экономического свойства, которые требовали комплексного решения.

Политика сдерживания с помощью прогрессивного налогообложения зажиточных элементов и помощи малоимущим объективно вела к осереднячиванию крестьянства.

Получив от нэпа экономическое облегчение, крестьянство мало что приобрело в политической области. «Государство диктатуры пролетариата», провозгласив линию на союз с крестьянством, весьма своеобразно интерпретировало этот союз и не стремилось существенно расширить политические права деревенских жителей, снять, например, избирательные ограничения и неравенство прав на выборах в советские органы.

Многочисленные письма крестьян, шедшие в печатные органы и в адрес руководства, свидетельствуют об их недовольстве подобной политикой.

Оживились идеи создания особых политических организаций крестьянства, Крестьянского Союза. В финансовой сфере, кроме единого Государственного банка, появились частные и кооперативные банки, страховые общества.

Взималась плата за пользование транспортом, системами связи и коммунальными услугами.

Выпускались государственные займы, которые принудительно распространялись среди населения с целью выкачивания личных средств для развития промышленности. В 1922 г. была проведена денежная реформа: сократилась эмиссия бумажных денег и в оборот вводился советский червонец (10 руб.), который высоко ценился на мировом валютном рынке [6] . Это позволило укрепить национальную валюту и покончить с инфляцией.

Свидетельством стабилизации финансового положения стала замена продналога на его денежный эквивалент. В результате новой экономической политики в 1926 г. по основным видам промышленной продукции был достигнут довоенный уровень.

Легкая промышленность развивалась быстрее, чем тяжелая, требовавшая значительных капиталовложений.

Условия жизни городского и сельского населения улучшились.

Началась отмена карточной системы распределения продуктов питания. Таким образом, одна из задач нэпа - преодоление разрухи - была решена. Глава 3. Экономические кризисы в период НЭПа Наиболее яркими негативными явлениями в экономике НЭПа были «кризис сбыта» и «ножницы» цен. «Кризис сбыта» появился в 1923 году (его максимум пришелся на последнюю декаду октября). Главной причиной «кризиса сбыта» была монополия государственной промышленности и торговли на производство и сбыт продукции. Не имея конкурентов, синдикаты непомерно завышали цены и работали «на склад», делая товары недоступными для населения. По всей стране не хватало одежды, обуви и других необходимых товаров. При общей нехватке товаров прилавки были перегружены дорогой продукцией. В 1924 г. к «кризису сбыта» добавился «кризис цен», когда крестьяне, собравшие хороший урожай, отказались отдавать хлеб государству по твердым ценам, решив продать его на рынке.

Попытки заставить крестьян сдавать хлеб по продналогу вызвали массовые восстания (в Амурской области, Грузии и других районах). В середине 20-х годов упал объем государственных заготовок хлеба и сырья. Это снизило возможность экспорта сельскохозяйственных продуктов и, следовательно, уменьшило валютные поступления, необходимых для покупки промышленного оборудования за границей. Для выхода из кризиса правительство предприняло ряд административных мер. Было усилено централизованное руководство экономикой, ограничена самостоятельность предприятий, увеличены цены на промтовары, повышены налоги для частных предпринимателей, торговцев и кулаков. Это означало начало свертывания нэпа.

Главная ошибка, допущенная при ликвидации «кризиса сбыта», заключалась в том, что методом борьбы с кризисом стала не демонополизации государственной промышленности, а фиксация промышленных цен. Цены регулировались не рыночной конъюнктурой, а государством. В дальнейшем это привело к дефициту товаров, который просуществовал все советское время. «Ножницы» цен - это расхождение довоенных соотношений между ценами на сельскохозяйственные и промышленные товары, значительное превышение общего уровня промышленных цен над уровнем сельскохозяйственных. «Ножницы» проявлялись во всех сферах торговли - в государственной, кооперативной и частной; в опте и рознице, в центре и на периферии. Они возникли в августе 1922 года, когда после большого урожая началось падение сельскохозяйственных цен.

Наибольший раствор «ножниц» совпал по времени с максимумом кризиса сбыта, т.е. пришелся на октябрь 1923 года. Этот пик «ножниц» был вызван торговой депрессией, стремительным падением цен на хлеб и непомерным вздорожанием промышленных товаров. «Кризис сбыта» и «ножницы» цен – явления взаимосвязанные. Их главной причиной была монополизация государственной промышленности. «Ножницы» цен были вызваны также диспропорцией продукта города и деревни, разными темпами восстановления сельского хозяйства и промышленности и разными потребности капитала.

оценка стоимости транспортных средств в Орле
оценка самолета в Брянске
оценка изобретений в Смоленске